Я вообще никогда никого не слушался, ни дур, ни умных, иначе я не написал бы даже «Крокодила».

К. И. Чуковский

Снегурочка с лопатой

К6.jpg

От Мерзлякова ушла жена.

И ведь как не вовремя получилось.

Договорились же, как обычно, в Новый год подработать. Мерзляков объявление дал, мол, так и так — «Настоящие Дед Мороз со Снегурочкой в ваш дом придут — с собою праздник принесут!»

А какой теперь праздник?

«Ищи себе другую Снегурочку! —  крикнула жена. — В смысле — дурочку! А я себе нормального спутника жизни нашла. Так что не придется больше в кого ни попадя рядиться. Буду теперь сама собой!»

Она швырнула на пол кокошник и потрепанный серебристо-голубой халат с меховым воротником.

Шкура Снегурочки заняла весь пол крохотной спальни. Жена у Мерзлякова пышная, фигуристая, не то, что сам. В халат Снегурочки двух Мерзляковых завернуть можно!

Когда лифт проглотил жену и загрохотал в горле дома, Мерзляков принялся звонить знакомым. Конечно, сначала ему положено было убиваться и страдать, но это после. Нельзя людей подводить. Ждут ведь Деда Мороза и Снегурочку! Новогоднего чуда! Да и деньги нужны, как ни крути.

Однако все наотрез отказывались. И сменщица Машка, и соседка Наташка, и Колькина жена, и тетка Валя, и даже буфетчица Нюся.

Мерзляков подпоясал покрепче одеяние Деда Мороза, нахлобучил шапку с усами и бородой, взвалил на плечо мешок с заранее купленными заказчиком подарками, подобрал Снегуркино одеяние с кокошником и вышел из дому. Авось как-то уладится!

Смеркалось. С неба медленно валились крупные мохнатые хлопья. Настоящий Новый год. Не то что в прошлый раз, когда в Петербурге шёл дождь и они с женой (ах да, с бывшей женой!) заявились к детям, больше похожие не на Снегурочку и Деда Мороза, а на Русалку и Водяного.

А сегодня-то — эвон какие сугробы намело!

Навстречу ковыляла на каблуках незнакомая девушка.

— Девушка, а, девушка, вы случайно не согласитесь Снегуркой поработать?

Девушка прижала сумочку к груди и торопливо зацокала мимо.

Следующей Мерзлякову повстречалась грузная женщина с пузатыми продуктовыми пакетами в руках.

— Дама, простите, не будете ли вы так любезны буквально пару часов поработать Снегурочкой? — вежливо поинтересовался Мерзляков, потрясая Снегуркиным халатом.

— Чево-о? — изумилась женщина. — Нажрутся раньше времени и уже все равно, кого клеить — старуху или молодуху! — осудила женщина, потрясая пакетами и двойным подбородком.

А Мерзлякову, и правда, было уже всё равно. Почти.

Потому что рядом вдруг притормозил молодой человек с бритым виском и длинной лакированной челкой и кокетливо уточнил:

— Оу! Пати с переодеваниями? Предлагаю услуги стилиста, визажиста и э-э… — Он интригующе приподнял бровь. — Массажиста! Эротический массаж любой зоны по новогодним тарифам со скидкой!

— Не надо зоны! — испугался Мерзляков и, поскальзываясь, поспешил дальше.

Прямо на него двигался дворник. В тулупе и с лопатой для снега. Нормальный такой мужик, сразу видно. Крепкий, широкоплечий.

Без особой надежды Мерзляков проблеял:

— Вы Снегурочкой поработать не согласитесь? Буквально полчаса плюс дорога. Здесь недалеко. — И на всякий случай пояснил: — А то от меня жена ушла…

Мужик крякнул, посмотрел на Мерзлякова исподлобья и вдруг усмехнулся:

— А что? Можно. Я, видать, вылитая Снегурка. Сколько платишь-то, дедуля?

— Сегодня самый высокий тариф. Новый год же ночью. Три тыщи напополам.

«Может, надо было еще бутылку посулить?» — вяло подумал Мерзляков.

— Ишь ты. Жирно. А что делать-то нужно?

Мерзляков оживился:

— Ну, как обычно. Сначала пусть дети стишки споют и песенки расскажут. То есть наоборот. Затем спросить, хорошо ли себя вели. И что хотят на Новый год. А потом хором звать Дедушку Мороза, то есть меня. То есть наоборот — стихов в начале не надо! Стихи они уже мне должны рассказать!

— Эт можно. Давай сюда тулупчик.

Мужик нахлобучил кокошник и укутался в халат.

— Я прошу прощения, — замялся Мерзляков. — Вот тут у меня розовая помада — щеки вам нарисовать. И губы. — И поспешно добавил: — Я тоже себе нос намажу!

— Ну уж нет, так мы не договаривались! — запротестовал дворник. — Щёки ещё куда ни шло! Губы — обойдешься!

Мерзляков обратил внимание, что лицо мужика гладко выбрито, так что вся эта униформа ему даже идет. И родинка сбоку над верхней губой, прямо как у Харатьяна в «Гардемаринах». Разве что плечи пошире будут, чем у Харатьяна. Вполне себе миловидная Снегурка получилась. Уж помиловидней жены. Та всё ворчит, вечно всем недовольная.

Дед Мороз с мешком и Снегурка с лопатой бравым шагом промаршировали по Чкаловскому проспекту и даже не опоздали к назначенному времени.

В парадной Мерзляков отобрал лопату и спрятался за шахтой лифта, а Снегурка позвонила в дверь.

— Здра!.. — радостно начала женщина и озадаченно закончила: — …вствуйте.

— Снегурочка! Ура, Снегурочка! — возликовали детские голоса.

— Здравствуйте, дети! Здравствуйте, мама! — старательно высоким тоном пропел дворник.

Мерзляков даже подумал, что надо ему сто рублей от своей доли отстегнуть. Премию.

— Ну, детишки, хорошо себя вели в этом году, а?

— Я упал и не плакал, — похвастал нежный мальчишеский голосок. — Хоть мне и было больно. Я думал, если я буду хорошим мальчиком, папа придет. Я — был, но он — так и не пришел.

— Ай-яй-яй, — посочувствовала Снегурочка. — А ты молодец. Настоящий герой…

Тут вмешался певучий девчоночий голосок.

— А я знаю, что папа никогда не придет, потому что он улетел в Гоа — искать свой путь. У нас больше нет его ботинок и зубной щетки. И этой штуки, которую в рот суют, которая с дымом, как ее — кальян — тоже больше нет. У всех в моем садике есть папы, только у меня нет. Поэтому я вела себя плохо — плакала! Всё равно папа никогда не придет.

— Мама тоже плохо себя ведет, — вдруг сказал мальчик. — Один раз она плакала, когда думала, что мы спим.

— Ябедничать нехорошо! — осадила брата сестра.

Мерзляков всем своим тощим телом, всей кожей и даже кадыком чувствовал — происходит что-то странное.

— Катя, Витя!.. — растерянно призвала мама. — На самом деле вы очень хорошие дети. Самые лучшие. И я уверена, дед Мороз об этом знает, правда, Снегурочка?

— Д-да, — пробасил дворник и, спохватившись, добавил высоким голосом: — Он сам мне сказал. А теперь, Катя и Витя, признавайтесь, что вы просили у Дедушки Мороза на Новый год?

— Я просила кукольную кухню, а он — большой набор «Лего», но я знаю, что Дед Мороз очень умный и понимает, что на самом деле мы хотели совсем другое.

— Что же вы хотели? — снова едва не пробасил дворник.

— Конечно, нового папу! — объяснила Катя.

— Почему нового? — удивился Витя.

— Потому что новый папа будет с нами строить снеговика, играть в снежки, в Бабку Ёжку, в ляпы!..

— Правда? — с надеждой спросил мальчик.

— А если он не умеет? — усомнилась Снегурочка.

— Так мы же его научим! — отмахнулась девочка. — Это просто! Вот так — ляпа! Снегурочка, я тебя заляпала! Теперь тебе надо догнать меня и тоже заляпать! А-а!..

Послышался топот.

Мерзляков смотрел в обшарпанную стену подъезда, принюхивался к аромату выпечки, доносящемуся из кухни, и пытался угадать по звукам, что происходит.

Кажется, все четверо устремились в квартиру, забыв про Деда Мороза. Какое-то время в недрах жилища продолжалась веселая возня, слышались повизгивания и смех. Потом наступило затишье, и наконец грянул дружный хор:

«Дед Мо-роз! Дед Мо-роз! Дед Мо-роз!»

«Так, за работу!» — скомандовал себе Мерзляков, почесал вспотевшую под париком голову и зашагал на крики.

В гостиной возле мерцающей ёлки дворник объяснял детям и их маме:

— Сейчас вы споете стихи и прочитаете песенки, то есть наоборот, и Дед Мороз подарит вам то, что вы просили, а то, что вы хотите по-настоящему, будет позже. Дед Мороз обязательно скажет вашей маме, куда и когда она должна прийти, чтобы забрать свой подарочек, поняли?

— Да! Да! — заголосили дети.

«Вот гад! — с досадой подумал Мерзляков. — Самодеятельность развел! Не видать ему ста рублей премии!»

— Дедушка Мороз, а зачем тебе лопата?

— А это, дети, чтобы Снегурке!.. — «По голове настучать!» — подумал Мерзляков, а вслух сказал: — …дорожку в сугробах расчищать.

Когда всё закончилось и Дед Мороз со Снегуркой повернули за угол дома клиента, — дворник снял Снегуркины причиндалы и сунул Мерзлякову.

— Лопату верни, дедуля.

Мерзляков пришел в себя, засуетился и, стряхивая большие пушистые снежинки, принялся отсчитывать деньги. Мамаша заплатила сотенными купюрами — копила их что ли?

— Да не надо мне твоих денег. Ты лучше, это самое, — телефон матери мне продиктуй.

— Чего-о? Да нафиг ей какой-то дворник сдался? Она ж как бы интеллигентная!

— Ты кого дворником назвал?

— Тебя, кого же еще? 

— Хм, — усмехнулся дворник. — Вообще-то у меня фирма своя. Компьютерная.

Мерзляков выпучил глаза.

— Да? А чего ж ты с лопатой по двору шастаешь?

— Вообще-то хотел машину свою откопать. Одно название — внедорожник, а из сугроба выехать не смог. Хотел за город к друзьям сгонять — Новый год встретить по-человечески. С елкой и все такое, а то у меня по квартире только робот-пылесос шастает. Не его же поздравлять.

Мерзляков прищурился. То-то ему показалось — тулупчик на дворнике шибко добротный. Да и лопата подозрительно новая.

— Робот, говоришь? Слушай, а чего ты тогда согласился Снегуркой-то работать, если такой благополучный?

— Как тебе объяснить? Офигел я, понимаешь? Перед самым Новым годом подходит какой-то перец и предлагает работу Снегуркой. Мне. Директору фирмы. Который идет откапывать из сугроба свой «Мерс». Х-ха, да я чуть от смеха не подавился. Пойду, думаю, типа поработаю — будет что народу рассказать за столом. Хотя… Не буду ничего рассказывать, пока не увидят меня с женой и двумя детьми.

Мерзляков открыл рот и отчаянно закашлялся — хлопья снега залетели не в то горло.

— Ты серьезно? — прохрипел он. — Видать, совсем с головой плохо. Баба с двумя детьми! Это ж ответственность, геморрой и всё такое!..

— Много ты понимаешь, дедуля. Тебе сколько лет? Тридцатник хоть есть? А мне через два года сорок стукнет. Всё карьеру строил, а семью откладывал. Думал, уж поздно и начинать. А тут какой-то придурок взял и свалил в Гоа со своим кальяном, оставив мне готовенький новогодний подарочек — благодарность ему сердешная, шоб он там получше устроился.

— Но двое детей!..

— Что ты заладил — двое детей, двое детей… Нормально! Не десять же. Зато мать-то какая! Ты мать-то видел?

— Какая такая? Обычная. Мать как мать.

— Вот уж не-ет. Мать у них особенная. Вылитая Мишель Пфайффер в молодости.

— Во дает! Романтик, ёлки зеленые! Из нее такая же Мишель, как из тебя — Харатьян, но знаешь что, мужик? Я работаю Дедом Морозом много лет и впервые чувствую настоящий Новый год! А знаешь, почему? Потому что ты, мужик, — зачетная Снегурочка! Просто отличная!

Прохожий с собачкой вскинул голову и пристально посмотрел на «Снегурочку» в тулупе и с лопатой. Заметно было, что он подобного мнения не разделяет.

Неожиданно для себя Мерзляков расхохотался — безудержно, истерично, даже похрюкивая.

Дворник-Снегурочка-директор фирмы — нахмурился, но потом вдруг тоже загоготал.

И этот разнокалиберный смех запрыгал по двору, пропитался мокрым снегом, наполнился светом фонарей и сделался счастливым и безмятежным.

Как в детстве, когда с веселым визгом и хохотом убегаешь от «ляпы».


© Юлия Шоломова

Иллюстрация автора.


Новости

Самое невероятное чудо в моей жизни

Добавлено 9 августа, 2018

Дневник, 6-8 октября 2017

Добавлено 9 октября, 2017