Я вообще никогда никого не слушался, ни дур, ни умных, иначе я не написал бы даже «Крокодила».

К. И. Чуковский

Роковой кот

KiyYlUzfIWY.jpg

— Говоря-ят, не повезе-ет, если черный кот дорогу перейдет, — мурлыкал себе под нос Исполнитель.

— Глупая песня, — заметил Помощник.

— А что тебе вообще нравится?

— Люди. Особенно, когда они чудят.

Вокруг светились бесчисленные экраны, на которых двигались Подопечные — просыпались, спешили, ссорились.

Напряженно всматриваясь, Помощник пробормотал:

— Интересно, кто из них следующий? Чья душа готова к пробуждению?

— Никогда не угадаешь, какие условия Вершитель сочтет благоприятными. Он непредсказуем.

Словно в подтверждение этих слов, сигнальная панель вспыхнула, и раздался голос Вершителя:

— Черного кота на Адмиралтейскую улицу!

— Черные коты закончились, — отчитался Исполнитель.

— Есть один! — встрял Помощник. — Котенок. Правда, всего двухнедельный.

— Годится.

Через минуту на одном из экранов появился котенок.

Он неловко ступил на край тротуара и кувыркнулся на дорогу.

— Да он мелкий, дурной совсем, — заволновался Исполнитель. — Смотри, куда полез. Так и до встречи не дотянет.

— А ты припугни. Пусть спрячется… Дождь, что ли, организуй.

— Думаешь, поможет?

***

Рассветные лучи рассекли комнату и полосами уперлись в стену — решетка.

Сергей завозился, осторожно высвобождаясь из паутины волос. Ишь ты! Даже в полумраке светятся. А как эта блондинка сияет на банкетах… Другие блондинки напиваются от зависти.

Главное — не разбудить. Не время нянчиться. Вчерашнего хватило сполна. Вечером Бэлла категорически не желала понимать, что завтра презентация, что сейчас самое важное — проект.

— Какой же ты скучный. Сколько можно о работе? Проект, проект…

— Не просто проект, а детище!

— Это я — твой ребенок, — канючила Бэлла, приставляя к его губам бокал шампанского.

В конце концов Сергей так рявкнул, что она обиделась. Сказала, что он ее не ценит, что жить не умеет, и расслабляться — тоже, и что, вообще, давно пора уйти к другому — к тому, кто ценит и умеет.

Сергей не хотел отпускать Бэллу — сверкающую золотую рыбину, плещущуюся в его сталинской трехлитровой банке — с прицелом на комфортабельный аквариум. Он и сам рассчитывал на такой аквариум, но это еще когда, а рыбина — вот она, уже в руках. Всем на зависть.

Поэтому Сергей отложил проект и, глядя исподлобья, пошел к ней.

Бэлла увернулась.

— Сначала шампанское!

От этого шампанского теперь во рту будто «кошки нагадили», как сказала бы одна приятельница, повсюду таскающая своего мерзкого лысого кота.

«Ненавижу кошек!» — с остервенением подумал он. Помимо кошек, Сергей терпеть не мог одиночества. Нет, не до аутофобии, но все же. Он мирился с любыми капризами и прихотями Бэллы. Зато — шикарная блондинка, зато — не один.

Вчера она опять просила денег. Ляпнул, что даст утром. Утро наступило, но деньги от этого не появились. Придется действовать на собственной территории как шпион.

Сергей много чего скрывал. Например, что эта трехкомнатная квартира не принадлежит ему. Она съемная, и с тех пор, как появилась Бэлла, висит долг. Уже три месяца. Хозяйка пригрозила, что на четвертый — выгонит.

Эх, если бы только проект одобрили... Детище, которому, судя по всему, так и не суждено родиться.

Сегодня презентацию посетит главный спонсор — Громова Роза Германовна. Жуткая женщина. Длинный, тонкий, будто перекошенный рот над многоэтажным подбородком, презрительный прищур, прическа-башня — словом, натуральный монстр. Неприступная крепость.

Прежде чем выскользнуть за дверь, Сергей привычно просканировал готовность — выбрит, одет в лучший костюм, портфель с собой. Вперед!

Уже в машине настигла трель мобильника.

Он прижал трубку к уху и стал выруливать.

— Почему не разбудил? — бушевала Бэлла. — Я же предупреждала про шоппинг! Ты обещал! У Верки золотая кредитка, а я как дура — ни кредитки, ни денег!

За окном словно притушили свет. Хлынул дождь. «Дворники» заерзали по стеклу. «Странно… Вроде ничего не предвещало…»

— Зая, ты же знаешь, у меня презентация. Ну, забыл. Пойдешь в магазин завтра. Подумаешь, трагедия…

— Да, трагедия! И так все потешаются, что связалась с неудачником! Хочешь превратить меня в настоящее посмешище? Вот у Верки…

— А сколько лет ее папику? А? К его возрасту у меня уже будет вилла в Италии!

— У тебя-то? Ой, не могу, насмешил!

«Да пошла ты!» — мысленно крикнул он и бросил трубку.

«Дворники» елозили перед носом, будто грозили — «зря ты так».

Да, он не впечатлял подруг Бэллы, зато она весьма впечатляла его окружение. Даже Миха, лучший друг и по совместительству коллега, вопил: «Чтоб мне десятого айфона никогда не видать! Ну и кукла! Это же джекпот!»

Через пару минут телефон просигналил — смс:

«Без кольца с бриллиантами домой не возвращайся!»

Он на миг прикрыл глаза, и тут же автомобили загудели. Справа взвизгнули шины.

Будет ей кольцо. Денег, правда, придется занять, но сейчас главное не это. Проект! Вот что важно. Иначе Бэлла окажется права насчет неудачника.

Вчера Сергей кропотливо составлял графики. Его задача — убедить спонсоров в рентабельности, а для этого нужны цифры. Но эти проклятые цифры не то что спонсоров — его самого пугали! И все же Сергей отчаянно верил в проект, так же отчаянно понимая, что этого мало. Гиблый номер. Если только не какое-нибудь чудо.

— Пожалуйста, пусть случится чудо! — пробормотал он и хлопнул ладонью по лбу — не хватало только нести бред наедине с собой.

Наконец «дворники» замерли. Значит, дождь перестал.

Салон взорвали завывающие аккорды рока. Так звонит Миха.

— Гаджет бракованный! Ну ты где? Все уже на месте! — гаркнул в ухо знакомый бас.

— И Роза Германовна? — уточнил Сергей вмиг осипшим голосом.

— Роза-то? О да-а…

— Ну и как она? Форменная обезьяна?

— Макака и есть.

— Ладно, скоро буду. Отбой.

Телефон снова залился трелью. Бэлла. Трель навязчиво дребезжала все время, пока парковался. Потом звякнуло смс:

«Игнорируешь?! Тогда учти — на этот раз кольцом с бриллиантами не отделаешься. Плюс серьги!»

Он полез в настройки, сменил нежную трель на «Реквием по мечте» Моцарта и ухмыльнулся собственному ребячеству.

Прежде чем покинуть машину, привычно просканировал готовность — выбрит, одет в лучший костюм, портфель с собой. Вперед!

Прямо под ногами разливалась лужа. Извернувшись, Сергей перебрался через нее, хлопнул дверью и… застыл в изумлении.

Что за бред?

Взъерошенный черный котенок прыгал по дороге, так и норовя угодить под колеса.

«Ненавижу кошек!»

Сергей бросил быстрый взгляд по сторонам. Вокруг никого.

Выходит, если отвернуться и уйти, то по возвращении будет ждать э-э… лепешка. Фантазия мгновенно подсунула кошмарное видение — черная мохнатая клякса, размазанная по асфальту. Не хватало оказаться виноватым в гибели живого существа.

— Как сказал бы Миха — Дартвейдер недоделанный… Чтоб тебе век молока не видать!

Сергей выскочил на дорогу и стал ловить котенка. Завизжали тормоза, взвыли сигналы.

Нога угодила в лужу, и холодная волна вплеснулась под брючину, хлынула в туфель.

— Иди сюда, лохматая тварь!

Пальцы стиснули мокрую холку, послышался прерывистый хриплый писк: тощее недоразумение орало от ужаса.

На вытянутой руке он отнес котенка на тротуар, но тот, шатаясь, полез обратно.

— Идиот!

Сергей снова схватил глупца за шкирку и дико заозирался. В обе стороны уходила каменная стена здания. Перед носом — дорога с завывающими машинами. Позади — урна.

Единственный способ спасти этого безумца — сунуть его туда.

Сергей подошел к гипсовому вазону, но прежде чем осуществить задуманное — заглянул внутрь. Окурки, битое стекло.

— Вот задница!

Он в сердцах развернулся и уперся взглядом в неизвестно откуда появившийся женский тыл, упакованный в строгую костюмную юбку. Весьма соблазнительный тыл.

Женщина обернулась — ну чистая учительница, вся такая… правильная. Глаза сверкали негодованием.

— Э-это я не вам...

Судя по взгляду, «училка» мысленно порубила его на бефстроганов и зажарила с кровью.

Снова раздался охрипший писк.

— А-а! — взвизгнула дама в костюме. — Что это за черт?

Сергей покосился на котенка. Черный, взъерошенный, с глазищами на добрых две трети морды — он и правда напоминал чертенка.

— Это удивительно редкий экземпляр, — загадочно ответил Сергей. — Тупорылая хохлатая. Видите, приплюснутая морда и хохлы, то есть эти, как их, вихры…

Котенок выгнулся и стал лизать ему палец. Должно быть, учуял утренний бутерброд с колбасой.

Шершавый язык щекотал руку. Сергей улыбнулся.

Женщина недоверчиво прищурилась.

— Кажется, он хочет, чтобы вы держали его по-другому.

Только не это! Сначала взять по-другому, а потом что — погладить? Брр.

— Это такая порода специальная. Они не любят сидеть на руках.

Тут котенок словно понял, о чем разговор, потерял интерес к пальцу и снова сипло заорал, выпучив глаза. Тщедушное тельце противно тряслось.

Сергей сунул портфель между колен, сгреб котенка в ладони и с вожделением покосился в сторону урны. Нет, отпадает. Все эта проклятая «училка»!

— Вы его на работу принесли? — спросила она, кивнув на здание бизнес-центра.

— А что ж мне его — в мусорку выбросить? Он, собака, одиночество не любит!

— Я его понимаю, — серьезно сказала женщина.

Сергей моргнул от неожиданности и присмотрелся к «училке» внимательнее.

Карие глаза в утренних лучах оказались ореховыми. Светлый орех в крапинку. И снежные луны возле зрачков. А эти гладкие каштановые волосы… Интересно, как они выглядят растрепанными? Ветер услужливо дунул незнакомке в затылок. Волосы взметнулись и заструились по скулам. Никакая она не «училка»…

— Ну, что же вы встали, как вкопанный? Идите на работу.

«Вот болван! Я ведь опаздываю! Как же избавиться от этой зверюги?»

Незнакомка стучала каблуками рядом, придерживала двери бизнес-центра, не отставала, хотя он нарочно ускорял шаг.

LXu7DlL_Bkk.jpg

— Сергей Борисович! — К ним подскочила девушка из отдела маркетинга. — Ну что же Вы? Все уже в сборе, генеральный на нервах, идемте!

Ее рука вцепилась в предплечье и потянула в конференц-зал.

Цифры… Что там с цифрами? Он должен представить графики, при одном взгляде на которые ясно — проект похоронят. Прямо сейчас на его детище, в которое он верил вопреки всему, поставят крест.

 

Не успев опомниться, Сергей на полном ходу влетел в зал и ощутил пристальное внимание десятков пар глаз.

В массе людей вдруг отчетливо проявилась фигура, запечатанная в светло-голубой костюм. Прическа-башня, тонкий перекошенный рот, презрительный прищур.

Все стихли.

Почему они так таращатся?

Сергей машинально принялся сканировать свой облик — выбрит, одет в лучший костюм, в руке портфель…

Что-то пискнуло, и он вздрогнул. Это недоразумение все еще на ладони! Безумие.

Пальцы разжались. Портфель грохнулся на пол.

Да, безумие. И прямо сейчас придется довести его до абсурда. Все равно терять нечего.

Освободившейся рукой Сергей взял котенка за холку.

— Я готовил к этой презентации графики. Они там, в портфеле. И они ужасны. Поэтому — забудем о них. Давайте лучше посмотрим на этого котенка.

Кто-то ахнул. Несколько человек рванулись с мест, но мадам в голубом костюме подняла руку в останавливающем жесте.

Наступила звенящая тишина. Даже глупое животное в руке стихло.

Сергей приподнял котенка выше.

— Он слаб. Он совсем молод. И он заблудился. Я подобрал его только что — на проезжей части. Я взял его за шкирку и вытащил из того дерьма, в которое он влип. Так же можно поступить с нашим проектом. Был и другой путь — отвернуться. И я хотел отвернуться, потому что опаздывал сюда…

Котенок снова хрипло запищал. Сергей заглянул в огромные зеленые глаза на черной морде и замолчал. Глаза казались потусторонними — в каждом быстро сужалась щель в другую реальность.

— Потом я подумал, что он попадет под машину… — глухо сказал Сергей, отвернулся от котенка, прочистил горло и громко завершил: — Несмотря на пугающие цифры, я готов взять на себя ответственность и позаботиться об этом проекте. И я верю в него. Действительно, верю.

Котенок все пищал.

Сергей подставил ладонь второй руки, посадил на нее бедолагу и погладил.

 

Все в ужасе молчали. Лица руководителей полыхали, как сигнальные огни.

Это конец.

Он окончательно сошел с ума и подвел жирную черту под карьерой и успехом.

Уволен. Никаких сомнений.

Реквием. Финальные аккорды. Черт, Бэлла! Он в раздражении вынул мобильник и отключил.

Мадам в голубом костюме стала подниматься. Сразу двое бросились отодвигать стул.

В напряженной тишине раздались какие-то шлепки.

Что это? Она аплодирует?

Несколько человек осторожно подхватили аплодисменты.

— Я дам ему денег, — раздался звучный низкий голос Розы Германовны. — Хочу посмотреть, как он вырастит из этого котенка льва. Я имею в виду проект, разумеется.

Под хлынувшие аплодисменты объявили конец презентации. Самой короткой презентации в мире.

Началась суета. Подскочил Миха.

— Серега, ты знал? Ты знал, да? Мне только что сказали, что она законченная кошатница! Ну ты сволочь!

— Да ничего я не знал…

Рядом очутился президент компании.

— Если что, задушу своими руками, как котенка, понял? Работай!

Котенок вдруг перестал сидеть смирно, затоптался и закрутился на ладони.

Сергей беспомощно посмотрел вокруг и уткнулся взглядом в те самые ореховые глаза в крапинку.

Незнакомка шагнула к нему. Гладкие каштановые волосы всплеснулись.

— Все знают, что Громова обожает кошек, но вы первый это использовали! Креативно… Кстати, дважды подобное не прокатит. — Тут женщина наклонилась ближе. Сергея окутал чарующий теплый аромат. — Позвольте кое-что сказать вам на ухо.

Потрясенный столь интимным предложением, он замер в предвкушении, и незнакомка — эротично, почти касаясь губами — выдохнула:

— Не хочу говорить при всех… Но когда они вот так крутятся… Словом, ваш питомец хочет в туалет.

Он едва не подпрыгнул.

— И что мне делать?

— Коты охотно ходят на газетку, — доверительно поведала она.

— Где я возьму газетку? — вскричал Сергей, но увидел лишь удаляющуюся стройную фигуру.

Зубы скрипнули. Он в панике метнулся в туалет, сунул котенка в кабинку, запер и радостно потер руки. Дело сделано. Теперь его найдет сердобольная уборщица...

Снизу раздался писк. Неугомонная тварь выбралась в щель под дверью и полезла на туфель — как раз тот, что вымок в луже.

Чувствуя себя идиотом, Сергей нарвал бумаги, поставил на нее котенка и дождался, пока тот сделает свои дела. Надо же — тварь, но понятливая.

Куда его деть? Ничего, кроме давешней урны, на ум не приходило.

Сергей припустил по коридору к выходу, но вдруг остановился.

То есть вот это несчастное создание только что помогло ему исполнить мечту, а он в благодарность собирается сунуть его в урну?

— Что-то мне подсказывает, дружок, что от отбивной ты не откажешься, — пробормотал Сергей и повернул в столовую.

 

Устроившись подальше от любопытных взглядов, он нарезал мясо на куски и поставил тарелку на соседний стул — рядом с голодным зверенышем.

Тот набросился на еду, но скоро стало ясно, что куски слишком крупные — малышу не справиться.

Рука с ножом потянулась к тарелке, но тут раздалось самое настоящее угрожающее рычание. Рука зависла. Неужели это тщедушное существо способно на такой рык?

— Ну ты зверюга! — восхитился Сергей. — Орел! Вернее, лев.

После столовой он — так уж и быть — принес своего благодетеля в кабинет, опустил на пол, а сам уселся за стол. Котенок подбежал к ноге, неуклюже подпрыгнул, вцепился в штанину и полез вверх. Когти, точно иголки, больно впивались в кожу под брюками.

— Зверюга… — одобрительно хмыкнул Сергей.

Котенок устроился на бедре и заснул. Просохшая шерсть распушилась. Теперь он больше напоминал не чертенка, а плюшевую игрушку.

Ноги затекли, спина онемела, но Сергей продолжал сидеть. Пусть бедолага выспится… напоследок.

Когда «игрушка» завозилась, едва не свалившись, он сразу вспомнил, что это значит. Газетка!

Сергей швырнул на пол листы с проспектами конкурентов и поставил на них зверюгу.

Котенок наклал на конкурентские планы в прямом смысле. Сергей хмыкнул. Саундтреком к этому символическому действу грянули лихие аккорды рока — звонил Миха:

— Я понимаю, что ты теперь весь деловой, но пора валить! Помнишь?

— Что я должен помнить?

— Ну ты даешь! Все потому, что не ты, а я билеты доставал.

— Елки! Футбол! Сейчас бегу! Только улажу кое-что.

Сергей подхватил портфель, сгреб котенка и, воровато озираясь, поспешил на улицу, к урне.

Плевать на всех, главное, чтобы не увидела та, с ореховыми глазами…

 

Через пятнадцать минут он выруливал на проспект, прижимая к уху мобильник.

— Ну где ты? — вопил Миха. — Шевели памперсом!

— Я не приеду.

— Еперный театр! Это как?

— Так. У меня тут котенок. Если я его оставлю одного, нагадит в салоне. Прости. Я домой.

— Кто у тебя в салоне? Та тварюга?! Ладно бы блондинка! Они хотя бы не гадят где попало! Ты чего — в благородство играешь? Орхидея на помойке!

 

Отпереть дверь долго не удавалось — мешали портфель и котенок.

Сердце котенка стучало в ладонь. Собственное сердце представлялось таким же черным, уставшим и голодным, как этот лохматый звереныш.

Наконец ввалился в прихожую. Там уже стояла Бэлла. Увидев зверя, она попятилась.

— Ты купил его? За сколько?

— Не купил, а подобрал. На дороге. Подобрал и обогрел.

— То есть подогрел и обобрал? Ага. Ладно, заливать. Сколько он стоит?

Она засмеялась.

— Это не шутка, — вздохнул Сергей. — Я, правда, нашел его на дороге.

Холеное личико Бэллы покрылось пятнами. Судя по всему, не от восторга.

— Мало того, что ты неудачник, так еще и полный придурок! Подобрал блохастого урода и приволок домой! Хуже ребенка! Куда смотрели мои глаза. Лучшее время жизни потратила на ничтожество!

— Маловато же тебе отпущено лучшего времени, — заметил он. — Сколько получается — три месяца?

— Издеваешься?! Ты хоть соображаешь, что он заразный? Вши? Глисты? Может, он лишайный! И линяет!

Сергей посмотрел на нее с тоской. Бэлла невероятно эффектна. И все завидовали, когда он появлялся с ней на банкетах. А еще она висела на шее как толстая золотая цепь. И дорого, и престижно, и смешно.

— Что касается линять, до тебя ему далеко. По всей квартире волосы. И потом — у меня теперь тоже вши и глисты, потому что я провел с ним весь день. Вот.

— Знаешь что! — взревела она. — Прямо сейчас — выбирай! Или эта тварь, или я!

Не отвечая, он пошел в спальню. Бэлла затопала следом.

Сергей демонстративно сбросил с ее подушки длинный белый волос, устроил котенка, а сам плюхнулся на свое место.

— Сволочь! Ты меня не любил никогда! Чтоб тебе пусто было! Чтоб этот кот рожу тебе изодрал и в кофе нагадил!

Все время, пока она суетилась, собирая вещи, Сергей лежал на спине, широко раскинув руки.

Сумасшедший день. Котенок в луже, презентация, ореховые глаза в крапинку… Незнакомка наверняка работает на Розу Германовну, значит, ее можно найти в базе данных. Сергей с удивлением осознал, что изобретает повод позвонить. Может, спросить — чем кормить кота? Или что там еще с ними делают — купают, укладывают спать?

 

Дверь спальни бухнула, а следом еще одна, входная, — контрольный выстрел.

 

Все.

Свобода.

Некем теперь хвастать перед друзьями, не будет больше завистливых взглядов и…

Тут он вздрогнул: что-то тронуло руку.

Маленькое трясущееся существо залезло в раскрытую ладонь, угнездилось там и, кажется, собралось спать.

Свобода. Да. Но не одиночество.

***

— А как они красиво нас называют, а? — задумчиво сказал Помощник. — Ангелы-хранители…

— Да уж. Если мы и хранители, то хранители баланса, — отозвался Исполнитель, пристально глядя в экраны.

— Угу, в том виде, как это понимает Вершитель. Согласись, иногда его представления о балансе странные.

— Ему виднее.

Сигнальная панель вспыхнула, и раздался знакомый голос:

— Черного кота на Сиреневый бульвар!

— Свободных черных котов нет.

— Что — во всем городе?

— Времена нынче такие. Дефицит.

— А тот котенок? Вытащите его из урны и в дело.

— Нет его в урне, — буркнул Исполнитель.

На экране маленький черный звереныш старательно вылизывал тарелку из-под сметаны, забравшись в нее целиком.

— Так, понял, тогда давай нищего.

— Свободных…

— Нет, значит, сам! — отрезал командный голос.

Панель погасла.

— Вот времена пошли, — проворчал Исполнитель, глядя в экран на чумазую мордочку. — Лучше уж сразу в коты переквалифицироваться.

Котенок облизнулся, фыркнул и взялся мыть языком грудку. Увлекшись процессом, он так отклонился в сторону, что потерял равновесие, шлепнулся и непонимающе уставился прямо на них.

— А пока наоборот! — вдруг запел Исполнитель. — Только черному коту и не везет!

Помощник ухмыльнулся.

— Урна, значит? Все-таки нравятся мне люди. Особенно, когда чудят.


© Юлия Шоломова

2HmEohN1ra0.jpg

Иллюстрации Марии Шаровой


Новости

Самое невероятное чудо в моей жизни

Добавлено 9 августа, 2018

Дневник, 6-8 октября 2017

Добавлено 9 октября, 2017