Я вообще никогда никого не слушался, ни дур, ни умных, иначе я не написал бы даже «Крокодила».

К. И. Чуковский

Лучший автор

Сколько раз каждый писатель слышал от редакторов категоричное: «Так не бывает!» А вот я наоборот утверждаю, что по части сочинения курьезов ни один писатель пока не превзошел реальную жизнь.

Вот послушайте умопомрачительную историю, которая недавно случилась с нашей тетей и ее мужем. Спорю на миллион, что такого вы еще не слышали. Ибо автор — настоящий Мастер: жизнь.

Надо сказать, что Таня и Аркадий любят друг друга столь же трепетно, как двадцать лет назад. Татьяна — блондинка с короткой стрижкой и голубыми глазами, сорока с хвостиком лет. Аркадий — блондин с короткой стрижкой и голубыми глазами, пятидесяти с хвостиком лет. Прямо близнецы — настолько сроднились за долгие годы.

Итак, в один из ничем не примечательных дней минувшего пасмурного лета они как обычно отправились на работу. Крепко держась за руки, вышагивали к метро, потому что на машине они ездят только на дачу, чтобы не тратить времени на пробки в час-пик.

И тут хлынул опять-таки характерный для минувшего лета ливень. Причем не просто как из ведра, но еще и косой — раскрытые зонты защищали только до пояса.

Всегда как-то так получалось, что в вагоне Таня с Аркадием умудрялись сесть рядышком. Благо — первая станция от конечной. А тут в суматохе Таня вошла, повернула направо и автоматически села. Аркадий же обнаружил, что место рядом с любимой женой занято, а вот напротив как раз свободно, так что поспешил принять сидячее положение, ибо понедельник день тяжелый, а ехать ему дальше, чем Тане.

Вагон тронулся. Все еще сонную поутру Татьяну крайне занимала одна досадная вещь. Косой ливень промочил джинсы насквозь.

«Как я появлюсь на работе?» — в отчаянии думала она, трогая собственные бедра. И вдруг в изумлении обнаружила, что у сидящего справа Аркадия джинсы абсолютно сухие!

Таня не поверила глазам, протянула руку и пощупала его бедро. Потом снова — собственное, и опять — бедро мужа.

Все прочее перестало для нее существовать. Остались только джинсы: неприлично мокрые собственные и девственно сухие — мужа. Нет, ее всегда поражала способность Аркадия не пачкать белую одежду, но сухие после косого ливня джинсы — это уже какая-то мистика. Попросту обидно!

«А че ты такой сухой?» — возмутилась она, продолжая сравнивать ткань путем тщательного ощупывания.

«А почему я должен быть мокрым?» — спокойно поинтересовался «Аркадий».

В этот момент настоящий Аркадий посмотрел на жену, потерял дар речи и наверное упал бы, если бы не сидел. «Та… Татьяна?..» — позвал он, но поглощенная своими делами жена переместила руку на второе бедро незнакомца.

«Потрогай меня — я вся мокрая!» — с вызовом ответила она сидящему рядом мужчине в сухих джинсах.

После такого требования Аркадий замахал двумя руками, почти подпрыгивая, как потерпевший кораблекрушение проплывающему мимо кораблю: «Ау, Татьян, я здесь! Татьяна!»

Сквозь шум поезда до слуха Тани, склонившейся над удивительно разными по степени сухости джинсами, донеслись смешки пассажиров.

Она озадачено подняла голову и аккурат напротив увидела обескураженное лицо Аркадия.

Танины глаза округлились. Рот открылся. Щеки вспыхнули. «А тогда на чьем бедре сейчас моя рука?!» — в ужасе подумала она.

Все еще не веря в такой кошмар, отдернула руку, медленно повернула голову и наткнулась на снисходительный взгляд незнакомца примерно мужниного возраста. Таня снова посмотрела на мужа, в сердцах махнула на него рукой и воскликнула: «Да ну тебя!»

Аркадий прижал руки к груди, мол, то есть еще и я виноват?!

Таня страшно рассердилась — то ли на мужа, то ли на незнакомца, то ли на развеселившихся пассажиров. Не сердиться же в самом деле на себя, и без того пострадавшую от подлого ливня, а тут еще все вокруг как сговорились! Она немедленно выскочила бы из вагона, если бы в это время поезд не грохотал на полном ходу в подземном туннеле. Еле дождавшись остановки и немного остыв, Таня вспомнила, что в любой ситуации следует сохранять достоинство, гордо подняла подбородок и с царственным видом решила упрямо ехать к цели, назло всем врагам и ливням вместе взятым.

Если думаете, что на этом история закончилась — ошибаетесь. Как вы помните, Аркадию ехать дальше, чем Тане. Так вот на станции «Невский проспект» царственная Татьяна вскочила и бросилась к выходу. По иронии судьбы незнакомец прибыл в пункт назначения одновременно с ней и, покидая вагон, не удержался: игриво обернулся к Аркадию, кокетливо помахал ладошкой и многозначительно объявил: «Ну, мы пошли!..»

«А дядька-то оказался с юмором!» — подумал Аркадий, и тут его разобрал смех. Уже на работе это случилось и с пришедшей в себя Татьяной. Наверняка и третий участник курьеза веселился не меньше. Хотя не факт, что его коллеги поверили, будто утром в метро одна привлекательная голубоглазая блондинка фактически сделала ему массаж бедер и даже настаивала на ответном жесте.

Вот такие пончики. А говорят — не бывает!


© Юлия Шоломова

l13RhZaPCco.jpg


Новости

Самое невероятное чудо в моей жизни

Добавлено 9 августа, 2018

Дневник, 6-8 октября 2017

Добавлено 9 октября, 2017