Я вообще никогда никого не слушался, ни дур, ни умных, иначе я не написал бы даже «Крокодила».

К. И. Чуковский

Дневник, 6-8 октября 2017

Дневник, 6-8 октября 2017

Вся наша жизнь — смех и слёзы.

Накануне выходных подруга Таня прислала ссылку на интересное мероприятие. Мол, в субботу в парке Монрепо в Выборге соберутся эльфы и феи, а дети смогут пострелять из лука. В конце приписка — нужна регистрация. И дан электронный адрес.

Лёня запрыгал от радости.

Позвонила мужу — сможет ли он поехать с нами? Не может. Ну, ничего — поедем вдвоем.

Ах, да! Регистрация! Что писать? Дан только электронный адрес. Должно быть, регистрация в свободной форме.

Я написала:

«Добрый вечер!

Мы — Юлия Шоломова и восьмилетний сын Лёня Шоломов — планируем в субботу приехать в Монрепо.

Спасибо за внимание и всего доброго!»

Через некоторое время пришел ответ:

«Здравствуйте. Приезжайте, конечно :-) Ждем вас. 

P.S. Регистрация для посетителей не обязательна, регистрируются только торговцы, актеры и музыканты».

Я хохотала до слёз. Переслала мужу свою переписку с сайтом парка Монрепо — он тоже смеялся:

— Молодец! Царь, просто царь!

То есть открывают они письмо, ожидая торговцев, актеров и музыкантов, а там: «Мы, Юлия Шоломова… собираемся посетить…»

И ведь ответили как вежливо. Впрочем, не удержавшись от смайлика.

Перед сном читали с Лёней «На острове Сальткрока» Астрид Линдгрен. Снова смеялись, потому что как раз в этой главе Чёрвен пекла блины. А еще узнавали в поведении некоторых героев Лёню и радовались этому.

А после, уже засыпая, Лёня спросил:

— Мама, что такое омозолелость?

— Почему ты спрашиваешь?

— Ну, помнишь, когда мы спросили у доктора про мой палец, то он сказал, что это просто омозолелость? Просто… У меня еще появились такие штуки. Раньше было две, а теперь пять.

Я схватила Лёнины руки и начала рассматривать. У врача мы были год назад в рамках осмотра перед первым классом. И, действительно, спросили, что это за странная мозоль, причем только на одном пальце. Доктор сказал — ерунда, просто мажьте кремом. И тут я обратила внимание, что те пальцы, где такие как бы мозоли, точнее огрубевшие участки, — отекли, выглядят толще, чем остальные, и кожа на них как будто плотнее. Три пальца на левой руке и один на правой.

— Это у тебя давно такие толстые пальчики?

— Где-то два года или дольше…

Я поцеловала Лёнины руки, погладила и пообещала, что мы обязательно обратимся к врачу и выясним, в чем дело.

Сын заснул, а я полезла в интернет — искать, к какому врачу обращаться с такими симптомами. Итак, отек, уплотнение кожи и огрубение отдельных участков… Лимфостаз! Он же — слоновость. Страшная болезнь. С жуткими прогнозами вплоть до летального исхода от сепсиса и саркомы. Причина в нарушении оттока лимфы.

Внутри всё перевернулось и разболелось. Бедный мой мальчик. Я больше никогда и ни за что не буду сердиться на тебя, не буду ворчать и ругаться, буду только любить и обнимать. Лишь вчера Лёня рассказывал, как однажды построит на необитаемом острове свой город, и там будут жить только добрые люди, и не будет машин, а только велосипеды и ролики, и не будет алкоголя и сигарет, а только полезные продукты… Какой уж тут теперь остров?

Пришел с работы муж, а я в слезах.

— Не волнуйся, на следующей неделе пойдете к врачу и всё выясните, — спокойно сказал он.

— До следующей недели я не доживу! Мы и так два года потеряли! И вообще, как ты можешь быть таким бесчувственным?

— Просто я не умею переживать без фактов.

— Я же тебе перечислила все факты! Отек, уплотнение, огрубение! Долго не проходит! Это лимфостаз!

— Заключения врача нет. Я привык решать проблемы по мере их поступления. Дорогая, иди Ютюб что ли посмотри. Тебя ведь это всегда успокаивает?

Я ушла, но через две минуты вернулась и сообщила:

— Включила первое же видео, и оно начиналось вот с таких слов одной блогерши: «Мы привезли тетю Валю в больницу. Доктор сказал сначала сдать анализы. Вдруг диагноз не подтвердится. Но… Скорее всего… Подтвердится!»

Я попыталась передать трагические интонации.

Муж закатил глаза.

— Господи, спасибо тебе, что я не женщина!

Тогда я решила не терять времени даром. Отыскала сайт, на котором можно записаться к любым специалистам в разных клиниках Петербурга, и записала Лёню сразу к трем лимфологам-флебологам на завтра, то есть на субботу. Подруге отправила смс: «У нас форс-мажор((( В парк не поедем».

Всю ночь не могла уснуть. Лежала, глядя в потолок.

И думала о том, что главное в жизни — здоровье. Особенно здоровье детей. Без этого всё прочее теряет смысл. И ничего не нужно. Только чтобы дети были здоровы. И как странно такой счастливый вечер, полный смеха, перетек в такую мучительную ночь, полную страхов и неотвязных мыслей.

Под утро ко мне пришла кошка Лася. Устроилась прямо на груди, замурчала. Тяжелая, теплая. И, о чудо, я провалилась в сон.

Но в восемь часов разбудил мобильник. Позвонили с того сайта. Я обрисовала ситуацию. Оказалось, специалисты, к которым я записалась, не годятся, потому что принимают только взрослых. Чудесная оператор по имени Анфиса обещала найти нужного врача.

Я снова провалилась в сон. Телефон.

Стали звонить уже из клиник, мол, детей не принимают.

Опять попытка сна. Звонят с сайта.

Специалистов нет. Лишь один, но клиника начнет работать только в девять, поэтому нужно подождать до девяти утра.

Снова короткий сон.

В девять позвонили и соединили с клиникой.

Администратор клиники сообщила, что на сегодня записи уже нет. Можно на неделе, но она еще уточнит у доктора.

Сон. Звонок.

Может, в понедельник в восемь утра? Я сказала, что не доживу до понедельника.

Сон. Звонок. Муж накрыл голову подушкой.

Доктор согласился принять сегодня в четырнадцать тридцать.

У этому моменту я перестала понимать, кто я и где нахожусь — во сне или наяву.

Проснулся Лёня, прибежал обниматься. Счастливый, улыбающийся.

Я сказала, что в парк сегодня мы не успеваем, но наконец выясним, что с пальчиками.

Лёня ужасно расстроился:

— Я так хотел пострелять из лука! Я обожаю стрелять из лука!

В утешение я пообещала после клиники поехать в Мегу и купить набор Лего.

Пришло письмо от старшего сына: «Мама, скинь мне побольше фото Ласятых, пожалуйста».

Ласятые — это кошка Лася.

Фото, видимо, нужны, чтобы ее порисовать.

Я взяла мобильник и пошла охотиться на Ласю, которая как раз принялась кататься, играть и скакать. Муж подключился. Позвал в ванную, где она умилительно сидела в раковине. Потом в коридоре заинтересовалась нашим с Лёней коллажом с семейными фотографиями, бисером и перьями — встала на задние лапы во весь рост и рассматривала стену, как в музее. Потом мы с мужем валялись на кровати и болтали ни о чем, потому что «фактов нет», а Лася громко мурчала и топталась между нами — всё не могла решить, к кому привалиться.

В итоге старший сын получил сотню фотографий Ласятых, коими остался весьма удовлетворен.

Муж уехал на работу, а мы с Лёней — к врачу.

Врач сразу сказал, что на лимфостаз не похоже, потому что отек не всей руки, а локальный, но на всякий случай сделал узи. Лимфоузлы в подмышках оказались в порядке. Рекомендовано записаться к кожнику. Врач всё говорил, а я с каждым его словом ощущала, как нестерпимая тяжесть растворяется в груди, и становится легче дышать, и хочется жить, и рождаются планы, и осень снова прекрасна.

Из клиники мы вышли довольные и счастливые. В ближайшем магазине на радостях купили сразу три набора Лего. Причем один из них достался бесплатно, потому что добрая женщина из очереди дала нам скидочную карту.

В Мегу решили всё же поехать, потому что проголодались. Тем более, я хотела купить себе теплые колготки, чтобы осенью ходить в юбках.

В Лёнину любимую пельменную шли мимо вок-кафе.

— Смотри, здесь можно собрать свой вок, — обронила я.

— Да! Я хочу собрать свой вок! Я еще никогда не собирал свой вок! — воодушевился Лёня.

— А вдруг тебе не понравится?

— Понравится! Я же сам всё выберу!

Лёня попросил собрать вок из гречневой лапши, овощей, курицы, томатов, чесночного соуса и сыра.

Себе я заказала сливочный суп и роллы.

С удовольствием поели и сытые, держась за руки, потопали на детскую площадку. Лёня сбросил ботинки и вприпрыжку помчался по искусственной травке на горку, а я решила заглянуть в ближайший магазин. Тем более, там продавалась парфюмерия. А для меня один из способов избавиться от стресса — погрузиться в чарующий мир ароматов. Колготки немного подождут.

Я сделала несколько шагов по магазину и даже начала обнажать запястья, присматривая флаконы, как вдруг раздался голос из громкоговорителя:

— Внимание сотрудникам магазина! Код… Внимание…

Однажды такое случилось в этой же Меге летом. Тогда код был другой, и сотрудники, услышав о нем, продолжили двигаться медленно и беспечно. Через пять минут объявили, что код отменен.

На сей раз все выглядело иначе. Воздух мгновенно наэлектризовался. Охранник магазина и консультант побежали к кассиру.

Мне это категорически не понравилось.

Я сделала еще несколько шагов вперед, когда из громкоговорителя раздалось:

— Внимание посетителям. Просим срочно покинуть здание… Внимание посетителям…

Я развернулась и бросилась на детскую площадку.

— Двигайтесь к ближайшим выходам! — вещал громкоговоритель.

На площадке куча детей всех возрастов. Лёни не видно.

Посетители стали выкрикивать имена детей, хватать их одежду, коляски.

— Лёня! — закричала я. — Лёня!

Он улыбался и махал мне из-за стекла на втором этаже горки. Не слышит!

Включилась сирена, как при бомбёжке.

Я замахала, выпучив глаза. Он перестал улыбаться, заметив мою тревогу, и покатился по витой железной трубе вниз.

Я позвонила мужу и, пытаясь перекричать призывы покинуть здание и завывания сирены, пожаловалась:

— Мне страшно.

— Всё будет хорошо, — спокойно сказал муж. — Идите в машину и уезжайте оттуда.

— Ладно. — И уже Лёне: — Скорее! Где ботинки?

Лёня выловил из-под скамейки чужие, потом наконец свои.

— Внимание родителям! Детей из игровых зон сотрудники центра отведут к точке сбора. Двигайтесь к ближайшим выходам!

— Бежим!

— Что случилось? — крикнула какая-то девочка своей маме.

— Бомба! — ответила мама. — Я же говорила, нельзя ходить по таким местам в выходные!

Наша машина была припаркована вовсе не у ближайшего выхода, поэтому мы двигались против толпы.

— Лёня, одевайся!

Я на бегу достала из сумки куртку и протянула сыну. Он, не останавливаясь, пытался попасть в рукав.

Кто-то только что разделся в примерочной, кому-то только что принесли заказанные блюда, кто-то как раз расплачивался в кассе…

А тут — сирена. Эвакуация.

Я бежала в потоках людей, крепко сжимая ладошку сына, и думала, что всё это похоже на мой самый большой детский кошмар про войну и бомбёжку. Страшный сон. Там была толпа, сирена и почему-то всё под землей — в метро, хотя в метро я тогда еще ни разу не ездила. Странно, в детстве мне еще снилось метро над улицами — такие быстрые длинные трамваи наверху. Наяву я увидела это в двадцать четыре года в Америке.

Возле эскалатора на парковку толпа сгустилась. Кто-то пытался протиснуться с колясками и это не получалось, поэтому один папа достал ребенка, отшвырнул коляску в сторону и влился в поток людей. Мы с Лёней паровозиком пробрались к эскалатору. Тот, что на вход — остановился, и люди двинулись по нему вниз.

Мы припарковались далеко от входа, почти у самого выезда, поэтому бежали по парковке.

У Лёни закололо в боку.

— Потерпи, — попросила я. — Отдохнешь в машине.

На бегу достала ключи, нажала кнопку, влетели в салон.

— Давай, мама, поехали!

Всё это было похоже на съёмки какого-то боевика. Только вот страшно по-настоящему.

И очень хочется жить. И хочется, чтобы всё это оказалось досадной ошибкой.

Однако безумие продолжалось.

Как резко жизнь швыряет вверх и вниз по синусоиде — только выяснили, что со здоровьем у Лёни ничего страшного, как появилась другая угроза жизни, причем массовая.

К ближайшему выезду мы подъехали вторыми. То есть оказались одними из самых быстрых.

Полоса вдоль Меги уже была заполнена машинами, но люди действовали спокойно, без паники и через одного дали нам встроиться в ряд. Однако уже через несколько секунд машины понеслись по встречке. Из выездов стали выскакивать не по одному, а сразу по двое, то есть тоже по встречке, и буквально на глазах все полосы и выезды оказались забитыми. То есть мы могли не стоять в ряду, а выскочить и рвануть в начало по встречке, пока она еще была пуста, но мы, как приличные, остались в очереди. И двигались в ней долго и медленно, потому что при выезде на магистраль образовался транспортный коллапс.

Слева на уровне второго этажа тянулся съезд для служебных машин. По нему спускались люди.

— Надеюсь, с теми, кто все еще внутри, ничего не случится, — сказал Лёня.

— Я тоже.

Когда удалось добраться до автострады, мы устремились в наш загородный дом, притаившийся на участке векового елового леса.

По дороге слушали любимое Лёнино радио «Дети» и пели хором замечательные песни. И я тайком немножко плакала — от счастья, что песни такие хорошие, берут за душу.

Добрались уже в темноте. В доме Лёня первым делом достал три новых коробки Лего и принялся собирать, громко и с восторгом комментируя.

Я вскипятила воду и заварила огромную кружку травяного имбирного чая. На полке обнаружились любимые конфеты — финики с грецким орехом в шоколаде.

Всё это я принесла в кровать, зарылась в одеяло и позвонила мужу:

— Мы дома, Лёня играет, заварила чай, сейчас буду запивать стресс и заедать конфетами.

— Ну давай, — рассмеялся муж. — Скоро приеду, привезу арбуз.

— Ура!

Дальше был тихий семейным вечер с совместным поеданием арбуза.

Я резала красную сахарную мякоть, и вдруг вспомнилась утренняя эпопея с клиникой.

— Лёня, давай я тебе отрежу только серединку — самое сладкое и без косточек…

— Юля, успокойся. Всё хорошо. Он не болеет, — прочитал мои мысли муж.

Потом Лёня с папой играли в карты, а я мыла посуду.

— Всё. Мне пора спать, — объявил папа. — Утром рано вставать на работу.

— Ну, пожалуйста, еще разочек! — взмолился Лёня.

— Сыграю с тобой утром, если сможешь проснуться в семь, — с хитрой улыбкой пообещал папа.

— Ладно! — согласился Лёня, который еще ни разу не вставал по доброй воле в семь утра.

Папа лег спать, а мы с Лёней читали «Карлсона» Астрид Линдгрен. Снова смеялись, потому что оба обожаем юмор этой писательницы.

Ровно в семь утра умытый и собранный муж торжественно встал над Лёней и сказал:

— Юля, ты свидетель. Лёня-я… В карты играть пойдем?

— Да! — воскликнул ребенок, в секунду выскочил из кровати и помчался вниз по лестнице.

Муж удивленно пожал плечами:

— Может, мне с ним каждое утро в карты играть? Чтобы в школу так же просыпался…

Я укрылась одеялом, намереваясь использовать время их игры для глубокого безмятежного сна. Компенсировать прошлую ночь.

Когда папа уехал, Лёня вздохнул:

— Мама, а у папы когда-нибудь бывают каникулы? Хотя бы летом?

— Спросишь у него сам.

По крыше громко стучал дождь.

Первым делом после завтрака мы снова залезли в кровать и прочитали еще главу из «Карлсона». Под уютный шум дождя и Лёнин заливистый смех.

Дождь лил и лил, и не собирался стихать. Солнце так и не появилось, поэтому весь день казалось, что уже немножко вечер.

В конце концов мы решили пойти гулять прямо под дождем. Воздух такой вкусный! Пахнет землей, ёлками и осенью. Сначала обследовали наш участок в поисках новых поганок, потому что все съедобные грибы закончились, а поганки хоть и не съедобные, но ими можно любоваться и удивляться.

А потом мы взяли ведерко и лопатку, заперли ворота и отправились в ближайший лесок с вековыми соснами, который еще не купили желающие иметь дом за городом.

И наш участок, и соседние расположены на горе, и это нам очень нравится. Так что мы лазили по горам, ступали по глубоким мхам, видели много крупной черники, но она уже не вкусная — тоже только любоваться. Нашли красивый масленок, но основательно объеденный слизнями, поэтому не взяли. Потом на окраине леса Лёня увидел большую кучу песка, взобрался на самый верх и стал на всю пустую улицу сочинять историю про себя, эту кучу и почему-то осьминогов. Тем временем я выкопала крохотную ёлочку, и даже веточка вереска и немного красивого мха попались, — с намерением посадить у нас возле ступеней. Прошлой осенью я так делала — прижились.

Я понимала, что Лёнины школьные ботинки уже полны мокрого песка, но он так радовался, что язык не поворачивался запретить ему играть на этой куче.

Дождь усилился. Окончательно промокли, замерзли, но вернулись в дом греться румяные и веселые.

Пока я готовила еду, Лёня тайно купал ботинки в раковине, пытаясь отмыть. 

Прочитали еще главу из «Карлсона». Потом Лёня взялся делать разноцветные чертежи — изобретения, а я — читать для себя.

Между всеми делами ребенок еще расправился с домашними заданиями по математике и окружающему миру.

Вечером позвонил папа и сказал, что хочет увидеть нас до того, как ночью улетит в командировку.

Мы доели вчерашний арбуз, погрузились в машину и отправились домой.

Лёня ехал в моих розовых резиновых сапогах, а его ботинки ехали в пакете — насквозь мокрые и всё еще песочные.

Думали, долетим по Западному скоростному диаметру быстро, но не тут то было. Мой допотопный навигатор вдруг ослеп, взялся показывать, будто наша машина плывет по заливу и так далее. В итоге мы заплатили в пунктах оплаты аж три раза и съехали с диаметра совсем в другой части города, так что умудрились посетить разные улицы Петербурга, на которых я прежде вообще никогда не бывала. Короче, ехали долго и дорого. Но Лёне понравилось, потому что опять всю дорогу слушали детское радио — песни, сказки и даже историю Руси.

А когда добрались до дома — снова с восторгом читали Карлсона. При этом я, лежа в кровати, согнула ногу в колене, а на нее положила другую, и соскучившаяся кошка Лася разместилась на этой ноге, висящей в воздухе, как на ветке, чем очень рассмешила вернувшегося с работы мужа.

И вот так вся жизнь — то смех, то слёзы.

IMG_6852.JPG

IMG_6874.JPG

IMG_6847.JPG


8 марта акрил ангел анонс бессмертие библиотека буктьюб вдохновение видео воспитание время встречи гамаюн грамота девочка девятнадцать лет деревня дети детские стихи))) детство доброта дом жена женское живопись жизнь забавные заметки загородный дом заметки игры из инстаграма иллюстрация Инстаграм картины книги комиксы корова кукла купить книгу курение лавка лекарство от смерти лес лето литературные вечера литературные встречи литературные чтения литературный конкурс люблю любовь лёньское Лёня мама Маяковский мега парнас мистика какая-то младший сын мои книги путешествуют мои новости мысли необъяснимое необычный интерьер новости сайта нож осеннее настроение осень отзывы паук писатели писательская жизнь письменный стол писателя поздравление постапокалиптика почитать приглашение природа птица счастья работа радость рассказ рисование рисунки старшего сына Роман "Возмездие" сад сам себе парикмахер свадьба Свободна своими руками семья сказка скрипка слезы смех советское детство старший сын счастье сын творчество трамвай трудная тема трудоголик угроза теракта удивительное уют фиолетовые волосы фото футбол холст хранительница часы эвакуация Юлия Шоломова

Новости

Дневник, 6-8 октября 2017

Добавлено 9 октября, 2017

Анонс! Выступление в библиотеке

Добавлено 2 сентября, 2017